Роль искусства во время кризиса и социальных преобразований в Украине – экспертная дискуссия

30 ноября 2016.

Какую роль играет искусство в процессе социальных преобразований, которые могут сделать для общества низовые инициативы и неправительственные организации – на эти вопросы искали ответы художники и кураторы во время дискуссии в Украинском кризисном медиа-центре.

Изменить отношение к переселенцам

В рамках проекта «Через искусство к пониманию: Киевская малая опера, как культурно-образовательное пространство для диалога и единения» молодые режиссеры, художники, скульпторы и дизайнеры искали пути примирения и взаимопонимания с переселенцами. По словам Анастасии Гернеги, председателя ОО «Точка соприкосновения», их мини-спектакли, арт-проекты и перформансы пытались разрушить барьеры в украинском обществе, вызванные войной на Востоке, а также сформировать положительное, недискриминационное отношение к вынужденным переселенцам со стороны широкой общественности . «Мы исследовали ответственность художника во время кризиса, учили культурные учреждения новым подходам: реализовывать культурные проекты, которые способствуют социальным изменениям. Проводили кино-клубы, театральные студии, воркошопы для художников, учили новейшим подходам создания художественных произведений, чтобы понять, как стране, переживающей конфликт, способствовать примирению общества, как избегать языка вражды», – отметила Анастасия Гернега. По ее словам, переселенцы принимали непосредственное участие в разработке представлений и арт объектов.

Искусство должно производить альтернативные схемы мышления

Леся Хоменко, современная украинская художница, соучредитель группы Р.Э.П. и кураторского объединения Худсовет, считает, что искусство, прежде всего, имеет дело с языком. «Мы ничего не поймем, пока не назовем это, опишем. Мы оказались в ситуация бинарной информации. Через информационную войну наш мозг хочет разделить на хорошее и плохое, на очень простые схемы. Искусство – это почти научная площадка выработки альтернативных точек зрения», – считает она. По мнению художницы, искусство – медленное средство, оно не действует сразу, это своего рода лаборатория, где производится альтернативная схема мышления, а это, в свою очередь, требует постоянного анализа художником самого себя, деконструкции своих стереотипов. «У искусства другие задачи: не объяснять, призывать к действию, не становиться альтернативной журналистикой или культурной дипломатией. Наши методы могут быть непопулярные и жесткие, но для того, чтобы искусству деконструировать, ему надо удалиться. Критика искусства тоже требует дистанцирования », – пояснила Леся Хоменко.

Театр и гражданское общество

Антон Романов, режиссер и соучредитель «PostPlayТеатр», отметил, что современный украинский театр существует в двух вариантах: он или делает вид, что ничего не происходит и продолжает ставить легкие привычные пьесы, или прибегает к «ура патриотизму», не очень отличается от советский времен, изменив лишь «флаги и гимны». «Рупором в информационной войне должны стать медиа, а не театр. Не нужно говорить зрителю, что в стране вина – он об этом знает. Надо ставить более критические вопросы, если мы говорим о воспитании гражданского общества и воспитания критического мышления. Художник не должен говорить, что делать, он не умнее зрителя. Во времена изменений художник должен менять себя – тогда и общество будет само меняться», – считает режиссер.

 

Музей – модератор общественной дискуссии

Оксана Баршинова, куратор, заведующий научно-исследовательского отдела искусства XX-XXI века Национального художественного музея Украины, отметила, что музей должен обладать смелостю самостоятельно формировать свои ценности, а не быть инструментом государственной политики. «Искусство должно давать человеку возможность самому разобраться в ситуации, музей – только модератор дискуссии относительно того, что является ценностями. И именно этим он должен быть полезен обществу в эти тяжелые времена », – пояснила Баршинова. По словам Екатерины Чуев, представительницы Национального мемориального комплекса Героев Небесной Сотни – Музея Революции достоинства, культура должна быть в первую очередь в людях, они должны быть носителями и создателями. «Музей Майдана – уникальный пример сотрудничества гражданской и государственных инициатив. Хотя у нас и были опасения, что возникнет риск идеологизации, что нам начнут говорить, что и как делать. Музей – лаборатория построения гражданского общества – практики, которые возникли во время Майдана. У нас раньше не было такого опыта, но гражданское общество нуждается в развитии», – пояснила госпожа Чуева. По ее словам, сейчас в фондах будущего музея более 200 тысяч материальных объектов, среди которых пресловутая «елка».

 

Публичные пространства и декоммунизация

Евгения Моляр, куратор проекта Soviet mosaics in Ukraine фонда ИЗОЛЯЦИЯ, участница самоорганизованного художественного движения «ГДЕ НЕ ГДЕ», отметила, что декоммунизация в Украине подтолкнула исследования художественного и идеологии, которую он отражает. «Художники включаются в эти пространства, исследуют их, взаимодействуют с местными сообществами, которые ими пользуются или нет. Это – художественные рефлексии во время путешествий по городам. В то же время они и актуализируют эти пространства, которые ранее были культурными объектами, как дома культуры, а сегодня стали рудиментами. Кинотеатры становятся торговыми центрами, а библиотеки – коммерческими офисами. Мы пытаемся вернуть их к своим аутентичным функциям, чтобы они снова стали объектом культурной инфраструктуры», – пояснила Евгения Моляр.

 

Где аудитория?

Ольга Сагайдак, соучредитель Благотворительного фонда «Художественные недра», руководитель проекта «ПогранКульт: ГалицияКульт», отметила проблему отсутствия аудитории для культурных проектов. «В Киеве, «ДонКульт», включавший 80 событий свободных для входа, собрал 15 тысяч на пяти миллионный город. Во Львове – 10 тысяч, в Харькове – 11 тысяч на 2 миллиона. Когда ты закрываешь свою ленту на Facebook и включаешь телевизор, ты понимаешь, что о том, что ты делаешь никто не знает. Мы создаем этот продукт и мы же его потребляем. Надо подумать о том, как эти инициативы свести в одну мощную силу, которая могла бы достучаться», – пояснила Сагайдак. Она считает, что необходимы квоты на телевидении по хотя бы анонсам и информированию о наличии таких культурных проектов.

Поделиться в соцсетях

Twitter
Больше новостей по теме