Киев
,

Подписание Будапештского меморандума было ошибкой, но не стоит недооценивать потенциал этого документа – дипломаты, эксперты

Киев, 05 декабря 2019.

Подписание Будапештского меморандума было ошибкой Украины. Однако не стоит недооценивать потенциал этого документа для решения вызовов, стоящих перед страной в связи с российской агрессией. С такой позицией выступили представители дипломатической и экспертной среды во время дискуссии к 25-й годовщины подписания меморандума в Украинском кризисном медиа-центре.

Будапештский меморандум был политической ошибкой Украины, поскольку изначально была возможность стать безъядерным государством на условиях, которые дали бы более надежные гарантии безопасности, отметил Юрий Костенко, первый руководитель украинской правительственной делегации на переговорах с Россией по ядерному оружию.

По его словам, Украина имела возможность трансформировать процесс ядерного разоружения в экономически целесообразный и получить за счет высокообогащенного урана и плутония огромные финансовые ресурсы для оздоровления экономики и решения проблем энергетики. На определенных этапах переговоров, США предлагали Украине создать собственное производство ядерного топлива и широкомасштабное сотрудничество в сфере безопасности. Для реализации этого выигрышного сценария не хватило политической воли тогдашнего президента и Министерства иностранных дел. По словам Юрия Костенко, их действия полностью противоречили стратегии, которую сформировал парламент. После подписания Массандровских соглашений США изменили видение стратегических отношений с Украиной.

«Украина, отдав 3-й в мире ядерный потенциал России, а вместе с ним, в боеголовках, высокообогащенный уран и плутоний, по оценкам нашей рабочей группы отдала 100 миллиардов долларов – при бюджете страны эквивалентом примерно 8 долларов. Вместо этого, мы получили от России ядерного топлива на сумму 1 миллиард долларов … Текст Будапештского меморандума писала Россия, согласовав некоторые положения с американцами. Наши дипломаты лишь выполняли то, что было прописано в Кремле», – говорит Юрий Костенко.

В то же время, отмечает дипломат, не стоит недооценивать потенциал Будапештского меморандума: это межгосударственный документ, подписанный крупнейшими государствами мира. «Согласно нормам Венской конвенции о международных договорах, подписи глав государств имеют юридический и политически обязующий характер. Как бы не утверждали, что в меморандуме нет слов «гарантии», а только «заверения в гарантиях» – это не соответствует духу этого документа», – подчеркнул он.

По его словам, главная причина, почему механизм Будапештского меморандума до сих пор не задействован – снова нехватка политической воли украинской власти, и об этом говорят также американские дипломаты. Возвращение к Будапештскому формату, перевод России из статуса страны, которая якобы помогает Украине решить ее внутренние проблемы в статус страны-агрессора позволило бы блокировать её право вето в Совете безопасности ООН и рассчитывать на значительно большую помощь от Соединенных Штатов и Великобритании.

«Если бы был задействован механизм Будапештского меморандума в составе трех стран, Великобритании, США и Украины, – вся эта помощь могла быть и больше, и она бы показывала миру, что, несмотря на отказ России выполнять меморандум, США и Великобритания помогают Украине хранить ее территориальную целостность. И сегодня не была бы под угрозой система ядерной безопасности во всем мире, которая регулируется законом о нераспространении ядерного оружия. Потому что пример Украины – это пример для других стран идти ядерным путем. Этим очень обеспокоены в США. Чтобы выйти из этой ситуации, нужна, в первую очередь, политическая воля украинского руководства», – отметил Юрий Костенко.

Украина могла бы апеллировать к тексту документа еще до 2014 года, поскольку там речь идет и об обязательствах подписантов воздерживаться от экономического давления на Украину для достижения своих целей, отметил Виталий Мартынюк, исполнительный директор Центра глобалистики «Стратегия ХХI». Это можно было сделать во время «газовых войн» с Россией 2005-2006 годов и 2009 года, так как действия России подпадали под эти критерии, но Украина не использовала эту возможность. Кроме того, в статье 10 Договора о нераспространении ядерного оружия говорится, что каждый участник договора вправе выйти из него, если возникнут исключительные обстоятельства, ставящие под угрозу высшие интересы его страны. События, начавшиеся с 2014 года – аннексия Крыма, гибридная война на Востоке – могут считаться такими обстоятельствами.

«Этот вопрос нужно поднимать по крайней мере на уровне ООН. Если мы не будем использовать договоры, которые позволяют нам отстаивать свою независимость и национальные интересы – никто за нас этого сделать не сможет. Я согласен с тезисом о том, что «нормандский формат» – не тот, в котором мы должны разговаривать. Он базируется на Минских договоренностях, которые являются весьма сомнительными и с точки зрения международного права, и возможности их выполнения. Но есть четко прописанные положения Будапештского меморандума, и именно на этом документе нам нужно базировать платформу для восстановления территориальной целостности и суверенитета Украины», – отметил Виталий Мартынюк.

Кроме того, нужно поднимать вопрос о ситуации с тремя хранилищами ядерных отходов, возникших в результате военных программ еще во времена СССР. Из 6 таких мест, одно уже ликвидировано. Но 3 из 5, которые остаются, расположены на оккупированных территориях – на Донбассе и в Крыму.

Виктор Вовк, ассоциированный член Римского клуба, внештатный консультант Рабочей группы по ядерному разоружению Украины, напомнил, что на самом деле в 2014 году Украина инициировала консультации в Будапештском формате – еще 28 февраля 2014 года. На встречу, назначенную на 5 марта в Париже, прибыли представители Великобритании и США. Следующая встреча состоялась 17 апреля в Женеве – с участием Украины, России, США и ЕС, членом которого является и Великобритания. Однако после президентских выборов Украина согласилась на «нормандский формат».

«Сейчас стоит вопрос не о переходе к новому формату, а, на самом деле, о возобновлении переговоров в Будапештском формате, которые были инициированы решением Верховной Рады. Без США за столом переговоров достичь реального решения проблемы оккупированных территорий и мира вообще невозможно. И именно Будапештский меморандум дает международно-правовую основу для этих переговоров. В отличие от нормандского», – отметил Виктор Вовк.

 

Он напомнил также, что о необходимости переговоров в Будапештском формате говорилось в предвыборной программе Владимира Зеленского, и логично требовать от него выполнения этого обещания.

Также важно ставить перед подписантами меморандума вопрос о большем военном сотрудничестве на двусторонней основе. В частности, Украина потенциально может получить статус главного союзника США вне НАТО, что даст возможность упрощенного доступа к новейшему вооружению, и существенно усилит обороноспособность. Такое обращение уже было подано в 2017 году по инициативе Комитета Верховной Рады по иностранным делам, получило поддержку от Палаты представителей и сейчас находится на рассмотрении в Конгрессе (законопроект 3047). Далее вопрос должен согласовываться на уровне глав государств.

«Украина, которая на протяжении всей независимости придерживалась миролюбивой политики, заслуживает того, чтобы жить в мире, с уважением к своим границам и суверенитету. Если подписанты Будапештского меморандума не заставят агрессора вернуться в рамки международного права, если мировое сообщество будет идти на какие-то уступки за счет реализации «Северного потока» и подобных проектов – тогда международная система безопасности может разрушиться полностью», – подчеркнул Виталий Мартынюк.

Важно, чтобы Украина продолжала все международные иски против России и осуществялла последовательную политику по этому вопросу, независимо от смены политических элит, отметила Анна Гопко, представитель сети защиты интересов «АНТС», председатель Комитета по иностранным делам Верховной Рады VIII созыва.

«Очень важно, чтобы президент Владимир Зеленский, представляя Украину в Париже, не переступил «красных линий» и не принял решений, которые ударят по нашим национальным интересам, ослабят коллективную безопасность и усилят недоверие к международной архитектуре безопасности», – отметила Анна Гопко.

Поделиться в соцсетях

Twitter
Больше новостей по теме