Киев
,

Вызовы, возможности и перспективы для реинтеграции оккупированных территорий: главное из экспертной дискуссии

Киев, 18 декабря 2019.

Какие положительные и отрицательные итоги 2019 года в вопросе реинтеграции временно оккупированных территорий, какие вызовы ждут Украину в следующем году, и что должны сделать государство и гражданское общество? На эти вопросы искали ответы во время круглого стола, инициированного Национальной платформой «Диалог о мире и безопасной реинтеграции», в Украинском кризисном медиа-центре.

Главные 5 вопросов, которые по итогам 2019 года демонстрируют прогресс в политике безопасной реинтеграции, и одновременно создают вызовы – восстановление встреч в «нормандском формате» и перспективы ревитализации Минских соглашений, новая институциональная основа политики реинтеграции: создание должности вице-премьера по вопросам реинтеграции и Координационного совета по вопросам реинтеграции; разработка государственной стратегии безопасной реинтеграции и проекта Концепции переходного правосудия, а также налаживание общенационального диалога по реинтеграции, отметил Владимир Лупаций, координатор рабочей группы Национальной платформы «Диалог о мире и безопасной реинтеграции».

Среди главных положительных результатов саммита в Париже участники дискуссии называют сам факт возобновления переговоров после 3-летнего перерыва и начало дискуссии о ревитализации Минских договоренностей.

По мнению Евгения Марчука, представителя Украины в Трехсторонний контактной группе по мирному урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях в 2018-2019 годах, и Александра Мартыненко, генерального директора «Интерфакс-Украина», акции «Нет капитуляции» перед встречей «нормандском формате» ослабили позиции украинского президента на переговорах, демонстрируя партнерам, что он не контролирует ситуацию. В то же время, Мария Золкина, политический аналитик Фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива, считает, что акции помогли Владимиру Зеленскому, потому что это продемонстрировало невозможность легитимизации решений, на которых настаивает Россия.

Олег Саакян, координатор рабочей группы Национальной платформы «Диалог о мире и безопасной реинтеграции», отметил, что встреча в Париже несколько смягчила поляризованный дискурс в украинском обществе: президент одновременно и озвучил «красные линии», которые являются принципиальными для Украины, и продемонстрировал принцип «сначала люди». По итогам встречи появились определенные опорные точки для безопасной реинтеграции, и Украина должна уже сегодня работать над своей готовностью к сценариям, которые создадут возможность для возвращения людей и территорий, добавил он.

По мнению Евгения Марчука, Украина еще не использовала всего потенциала Минских договоренностей, в том числе и на встрече в «нормандском формате». Президент РФ Владимир Путин прибегал к цитированию политических положений Минска-2 в своей аргументации, и Украина могла бы сделать то же самое, акцентируя на важных для нее вопросах безопасности. В частности, еще Минск-1 предусматривал, что ОБСЕ должна создать зону безопасности вдоль российско-украинской границы, обеспечивая постоянный мониторинг и верификацию всего, что там происходит. Также Россия «забыла» о том, что гибридные силы должны быть отведены не от фактической линии соприкосновения, а от линии, определенной еще в 2014 году, до захвата Дебальцево.

По мнению Владимира Фесенко, председателя правления Центра «Пента», главные вызовы для Украины в контексте дальнейших переговоров – неготовность Путина к уступкам, отсутствие консенсуса внутри страны по поводу урегулированию конфликта, а также неопытность новой украинской власти.

По итогам 2019 года, главными достижениями эксперты называют обеспечение реализации избирательных прав внутренне перемещенных лиц, определенные сдвиги с жилищным вопросом для внутренне перемещенных лиц, освобождение части пленных и политзаключенных. Также за 2019 год подготовили Концепцию переходного правосудия – рамочный документ, на основе которого можно будет принимать другие, регулирующие отдельные вопросы, рассказал Антон Кориневич, постоянный представитель президента Украины в Автономной Республике Крым.

Участники обсуждения акцентировали на том, что Украина должна уже сейчас обозначить свое видение реинтеграции оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, которое будет четко выписанным, будет учитывать все риски и предусматривать синергию мероприятий в различных сферах. Главной задачей на 2020 год называют налаживание координации государственных органов и экспертной среды для наработки этих решений. Также нужно улучшить коммуникацию со стороны команды президента и наладить широкий диалога вокруг реинтеграции, особенно наиболее чувствительных вопросов – амнистии и выборов.

Предыдущий год показал, что общество не готово на мир любой ценой, отметила Мария Золкина, политическая аналиткиня Фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива. В частности, выросла поддержка мнения о том, что оккупированные территории Донецкой и Луганской областей должны вернуться под контроль Украины на тех же условиях, что и до начала российской гибридной агрессии. Даже в Восточном макрорегионе, где наибольшая готовность к компромиссам ради мира, большинство выступают против выборов на условиях России без дополнительных стандартов, и против полной амнистии для лиц, совершавших преступления во время конфликта.

«Главный вызов – чтобы, ища пути договориться, мы не поляризовали украинское общество. Нужно делать ставку на то, что объединяет общество, а не наоборот», – отметила Мария Золкина.

«Важно, чтобы и власть, и общество искали безопасный вариант реинтеграции, и это предполагает необходимость диалога без ультиматумов – чтобы слышать друг друга и искать точки соприкосновения. В следующем году нужно сконцентрироваться на этом», – отметил Владимир Фесенко.

Для Украины стоит вопрос не просто «красных линий», а сохранения государства, поэтому в переговорах о достижении мира в коем случае нельзя отходить от своей Конституции и правового поля, говорит Ольга Айвазовская, председатель правления общественной сети «ОПОРА».

«Никаких выборов осенью, согласно Конституции, законодательству Украины и международных стандартов, даже если будет принят специальный закон, не может быть организовано. Практика переходного правосудия, транзитного периода для возвращения в правовое поле свидетельствует о том, что требуется от 12 месяцев до 3 лет. Есть уникальные задачи, которые должны реализовываться на уровне государства ответственными лицами, с привлечением международных институтов, и они в эти сроки реализованы быть не могут. Во-вторых, нам нужна картинка общего будущего как результат широкомасштабных диалогов – на уровне политических элит, общественных деятелей и экспертов, обычных граждан-жителей подконтрольных и неподконтрольных правительству территорий. Без этого у государства не будет задачи, директив для реализации реинтеграции», – отметила Ольга Айвазовская.

Важно уже сейчас объяснять людям, которые находятся на оккупированных территориях, чего им ожидать в случае возвращения под контроль Украины, чтобы у них не было страхов из-за неопределенности. Разъяснять, как будет происходить переходное правосудия, нужно задолго до того, как этот процесс начнется, отметила Татьяна Дурнева, исполнительная директор ОО «Общественный холдинг «Группа влияния».

В дискуссии о реинтеграции важно не забывать о Крыме и не разделять вопрос Крыма и Донбасса, отметила Александра Дворецкая, координатор офиса по разработке гуманитарной политики Украины. Также нужны законодательные изменения, которые облегчат положение украинских граждан на оккупированных территориях и создадут основу для деоккупации – как, например, доступная процедура получения украинских свидетельств о рождении, аттестатов о среднем образовании и т.д., отметила Алена Лунева, менеджер по адвокации Центра прав человека ZMINA.

Видеозапись с 1-й панельной дискуссии Вы можете посмотреть здесь: на украинском, английском

2-я панельная дискуссия: на украинском, английском

Фото с мероприятия >>>

Поделиться в соцсетях

Twitter
Больше новостей по теме