Киев
,

Эксперты Центра политико-правовых реформ и Statewatch проведут анализ работы Государственного бюро расследований

Киев, 17 января 2020.

Эксперты Центра политико-правовых реформ начали анализ работы Государственного бюро расследований с точки зрения его функционирования как государственного учреждения. Об этом они рассказали на пресс-брифинге в Украинском кризисном медиа-центре. Идея исследования появилась из-за нехватки сбалансированной информации о работе ГБР: доступные преимущественно или отчеты самого ГБР с положительной оценкой, или негативные комментарии его критиков.

«Сейчас невозможно объективно говорить о том, насколько успешно или неуспешно ГБР – потому что у нас нет взвешенного источника информации … Мы надеемся на сотрудничество, потому что это нужно, в первую очередь, самому Бюро», – рассказал Владимир Петраковский, экс-прокурор, эксперт Центра политико-правовых реформ.

По его словам, хотя анализ касается деятельности ГБР при руководстве Романа Трубы, он никоим образом не связан с личностью предыдущего руководителя. «Мы анализируем, как работала организация и какие вызовы стоят перед ней. Есть много проблем и факторов, которые не позволяют Бюро работать эффективно. Конечная цель этого исследования – не раскритиковать, а сделать эту институцию более эффективной и независимой», – отметил он.

Результаты исследования обнародуют ориентировочно в апреле 2020 года.

По словам Виталия Гаделия, эксперта «Statewatch», сейчас есть проблемы с получением информации о ходе уголовных производств. В течение года они совершали многочисленные запросы по резонансным производствам, касающимся нарушений прав человека. «Хотя ГБР, НАБУ, СБУ и Нацполиция обязаны это делать, в некоторых случаях нам не предоставляли информации ни о номере уголовного производства, ни о квалификации уголовных преступлений, ни о проведенных следственных действиях. В некоторых случаях называли номер, но не придавали информации о следственных действиях – почти 90% запросов. Мы готовим ряд исков и надеемся, что суды обяжут предоставить запрашиваемую информацию», – рассказал он.

По мнению Евгения Крапивина, эксперта Центра политико-правовых реформ, увидеть системные результаты работы ГБР можно будет не раньше, чем через 2-3 года. На основе статистики за полтора года с момента запуска ГБР, можно говорить о положительных тенденциях в расследовании преступлений правоохранителей, в частности, расследования пыток. «За этот период зарегистрировано около 400 уголовных производств. Это в 40 раз больше, чем регистрировали ежегодно раньше. Дело об убийстве Кирилла Тлявова передано в суд в относительно короткий срок, как для украинских реалий и сложности дела», – отметил он.

Сейчас главные вызовы, связанные с ГБР – усиление влияния на него президента, после принятия законопроекта №2116. Президент получил дополнительные рычаги влияния – утверждение штатного расписания и Совета общественного контроля при ГБР, хотя по Конституции он не имеет этих полномочий. Раньше директор ГБР имел гарантии от увольнения по политическим мотивам. Теперь таких гарантий нет – парламент может снять его без объяснения причин.

Есть вопросы к тому, как проходил конкурс на вакантные должности трех заместителей директора ГБР сразу после назначения его новой руководительницы, Ирины Венедиктовой. Срок подачи документов составлял всего 5 календарных дней, из них рабочих – 3. В таких условиях податься могли только те, кто заранее знал о конкурсе. «Ирине Венедиктовой кажется, что у нее не было другого выхода – ей нужно было быстро перевести следователей в новосозданное подразделение, которое расследует дела Евромайдана, провести аудит деятельности… Но мне кажется, что срок подачи документов можно было сделать более длительным», – отмечает Александр Леменов, соучредитель «Statewatch», экс-глава конкурсной комиссии Государственного бюро расследований и секретарь кадровой комиссии Генеральной прокуратуры Украины. При этом, из 14 представленных кандидатур на должность первого заместителя, к конкурсу допустили только 5 кандидатов, из 24 кандидатур на должности заместителей – 6.

«Главный вызов для госпожи Венедиктовой, или другого руководителя, которого изберут на конкурсе – это изменение формата руководства ГБР. Он был квази-коллегиальным, сейчас – единоличный. Теперь невозможно будет заявлять, что какие-то твои решения не согласовывали заместители: ответственность полностью возлагается на директора ГБР», – отметил Александр Леменов.

Поделиться в соцсетях

Twitter
Больше новостей по теме