Мы не стоим на месте, потому что настоящие профессионалы всегда в поиске – нам самим это интересно – интервью с ансамблем «Весели музыкы» и Ярославой Руденко

Мы не стоим на месте, потому что настоящие профессионалы всегда в поиске – нам самим это интересно – интервью с ансамблем «Весели музыкы» и Ярославой Руденко
27 ноября 2016.

«Вэсэли музыкы» – известное имя. «Гуцулка Ксеня», которую именно «Вэсэли музыкы» первыми выполнили на профессиональной сцене, и «Ой, Маричка, чичери», известны, наверное, каждому. Знают их и за рубежом – диск, выпущенный на британской ARC Music, продается в 56 странах мира. «Вэсэли музыкы» уникальны не только тем, что применяют к народной музыке профессиональный подход – они уже 35 лет вместе идут общим путём в одном и том же составе. Это Павел Бугар (народные духовые инструменты, пение), Юрий Ризоль (ударные, пение), Сергей Хитряков (баян, пение, аранжировки; художественный руководитель) и Александр Чух (контрабас, пение). Все эти три десятилетия они постоянно развиваются, расширяют репертуар, обновляют аранжировки, экспериментируют, используя украинскую аутентику как базис.

Певица Ярослава Руденко интересна тем, что благодаря ей, девушке из села, малоизвестные песни с Полтавщины «приехали» в Киев, зазвучали на профессиональной сцене и уже точно не исчезнут бесследно вместе со старшим поколением бабушек. Сейчас Ярослава Руденко – народная артистка Украины, солистка Национальной филармонии Украины, ансамбля Вооружённых сил Украины и ещё ряда других, поёт также с «Вэсэлыми музыками». Ярослава живёт не только сценой, но также остро переживает за актуальные события. Она провела более 300 концертов для бойцов в зоне АТО.

В интервью Украинскому кризисному медиа-центру мы расспросили музыкантов об их жизненном пути, о том, как не уставать играть в одном жанре 35 лет, и о совместных планах на следующий год.

– Ярослава, откуда ты родом?

Ярослава: Я родилась на Полтавщине, в Гребенковском районе, в селе Рудка, в обычной сельской семье.

– Как давно и кто тебя вдохновил заниматься музыкой?

Ярослава: У меня вся семья очень певучая и очень трудолюбивая. С раннего детства я пела со своей прабабушкой. Мы летними вечерами садились на лавочке и пели украинские народные песни. Это, наверное, были самые лучшие моменты за все мои 28 лет жизни. Такой мелодики, таких голосов я, пожалуй, нигде не встречала. Наш полтавский колорит – это нечто особенное. Бабушка также пела в церковном хоре, я ходила и слушала. Тогда я мечтала, что когда-нибудь стану артисткой. Моей первой аудиторией были родители, односельчане, а также коровы, кошки и все наше хозяйство.

– Трудно было «покорять» столицу?

Ярослава: Было трудно. Я не могла сориентироваться в большом городе, боялась ездить в метро. Ещё плохо одевалась, потому что у семьи не было достаточно доходов. С меня смеялись однокурсницы, называли «страшной селючкой». А ещё у нас очень открытые люди, столица после того казалась «холодной». Но мне везло на хороших людей, которые поддерживали меня. Например, это Анатолий Тимофеевич Авдиевский, руководитель хора им. Верёвки. Если бы он меня в то время не взял в хор, я бы вернулась в деревню. С тем опытом, мне было уже легче прижиться и в филармонии, и в ансамбле ВСУ.

– С какими коллективами ты сейчас работаешь?

Ярослава: Я солистка Национальной филармонии Украины, ансамбля Вооруженных сил Украины, теперь сотрудничаю с «Вэсэлыми музыками». Я всегда об этом мечтала и не знала, как к ним подойти, потому что они очень известные и очень уважаемые. Также сотрудничаю с ансамблем «Дывограй», с Академическим оркестром народной и популярной музыки Украинского радио под руководством Михаила Пикульского, и различными полтавскими коллективами, ведь земляки для меня – это святое.

– Сколько песен в твоём репертуаре?

Ярослава: 198 народных песен, которые передала прабабушка. Она, кстати, прожила 102 года.

– Сколько лет уже «Веселым музыкам»?

Сергей: Нам уже 35 лет. Все мы учились в пединституте им. Горького, теперь он имени Драгоманова. Мы потихоньку начали вместе работать, петь украинские песни. Тогда многие были запрещены.

Юрий: Мы в каком составе начали – так и до сих пор работаем. Это уникальный случай, потому что обычно артисты приходят, потом идут.

Александр: Работаем в Национальной филармонии. И дай Бог еще 10-15 лет так.

– Когда состоялось ваш первое выступление?

Павел: На факультете. Это был конкурс самодеятельности. Мы тогда пели «Ой, Маричка, чичери».

Юрий: А первое официальное выступление на концертной сцене состоялось в концертном зале Союза композиторов, с помощью всем известного композитора Александра Билаша.

– Сколько у вас песен в репертуаре?

Сергей: Точно не знаем. Но где-то до двух сотен. Наш диск выпускается в 56 странах мира, выпускает его очень известная английская фирма ARC Music. Наша тенденция – петь те песни, которые малоизвестны. Многие люди взяли у нас репертуар, появилось много последователей. У нас снято 2 музыкальных фильма по 30 минут, которые выпущены и продавались в Америке, были показаны по телевидению.

– У вас явно прослеживаются элементы Дикси в сочетании с украинским фольклором. Скажите, кто инициатор этого сочетания и как это воспринимают американцы?

Юрий: У нас был очень интересный случай с американцами. Мы выступали на правительственном приёме, президент, тогда ещё Кучма, принимал сенаторов из США. На бис мы спели «Маричку чичери», и, пожалуй, такого ещё не было на дипломатических приёмах, так все сенаторы встали и все аплодировали, и не давали нам уйти со сцены. Так и воспринимают.

А вообще мы никогда не придерживались определённых жанров – мы делали музыку так, как мы слышали, как чувствовали сердцем.

Павел: Мы пробовали работать в разных жанрах. У нас есть одна песня, которая очень нравится – «Червона калына», – её мы выполняли с квартетом скрипачей. Аутентичность – это хорошо, но время идёт вперёд, и надо идти в ногу со временем, чтобы донести красоту украинской народной песни.

– Ярослава, в октябре ты провела свой 300-й концерт в зоне АТО. Почему ты это решила делать?

Ярослава: У меня уже прошло даже не 300, а 304 концерта. Я начала ездить с самого начала. Тогда нас просили не выкладывать фото, не упоминать ни фамилий, ни мест. Первая поездка очень ранила меня и других артистов. До этого мы знали о войне только из рассказов бабушек и дедушек, но когда ты лично сталкиваешься с этой бедой, видишь, как погибают наши герои, как дети сидят в подвалах, и у них нет не то, что лекарств, даже питьевой воды. Вроде XXI век, будто бы в цивилизации живём, а на самом деле имеем что имеем.

Артисты, которые едут выступать на восток, делают это не потому, что они работают в государственных коллективах, или просто чтобы поехать – они настоящие патриоты. Тот украинский дух в нас наконец проснулся. Даже с моей деревни бедные пенсионеры, в том числе дедушка с бабушкой, переводили пенсии на счёт украинской армии.

Я записываю свои эмоции после каждого выступления, чтобы не забывались, чтобы если дети и правнуки будут спрашивать меня – мне было что рассказать.

– Какая поездка тебе больше всего запомнилась?

Ярослава: Когда один боец снял с себя цепочку с крестиком и попросил, чтобы я передала его любимой и сказала, что он вернётся и обязательно на ней женится. Я проконтролировала – была свидетелем на их свадьбе.

– Когда ваша следующая поездка?

Ярослава: Где 15-17 декабря. Должны были ехать уже, но из-за мощных обстрелов поездку откладывают. Мы везём не только искусство, но и гуманитарную помощь – подарки к празднику Святого Николая. Мы будем в секторе М, в городах и маленьких деревнях. Нас там ждут, говорят, что в клубе выбитые окна уже закрыли клеёнкой.

– 35 лет – это очень много. Есть много историй музыкантов, которые на определённом этапе говорили, что больше не могут играть один и тот же репертуар, необходимо хоть на некоторое время «выпасть» в другой жанр. Как вы обходите эти моменты, если они есть?

Сергей: Вы правильно сказали про «один репертуар». Так вот, у нас такого нет – у нас программ очень много. Мы занимаемся также воспитательной работой – за год можем дать 200 концертов для детей, спеть казацкие песни, шуточные, колядки, щедривки.

Юрий: У нас в репертуаре есть хиты, такие, как «Гуцулка Ксеня» (…), но другая часть репертуара постоянно обновляется. Мы ищем новое звучание – с Ярославой, есть записи с квартетом скрипачей, с духовым оркестром. Мы не стоим на месте, потому что настоящие профессионалы всегда в поиске – нам самим это интересно.

Сергей: У нас одна проблема – дописать то, что начали. Когда-то давно радио давало деньги, чтобы ансамбли записывались для радио, ещё и платили авторские гонорары – мы приходили и получали каждый 20 рублей.

– Как вы оцениваете введение квоты на песни на украинском?

Сергей: Пока не можем сказать, что мы «нарасхват». Лет 20 назад мы были более популярны.

Юрий: Если бы в этой квоте была еще определённая квота для народной музыки, а не только современной… Народная музыка – это основа, это то, с чего будут творить музыку наши дети и внуки. Нас хорошо знают и у нас много знакомых на радио, но поставят раз, поставят второй – и все, дальше – на коммерческой основе. И здесь у народной музыки никаких шансов в конкуренции с современной нет. Надо её как-то популяризировать – прежде всего, менеджменту радиостанций.

Александр: Нам бы сделать «Фолк FM», где будет звучать не только украинская, а народная музыка со всего мира. Только это никто не сделает, потому что на этом не получишь прибыли.

– У меня возникало предположение, что у украинской музыки определённые проблемы связаны именно с отсутствием профессионального менеджмента. Сталкивались ли вы с этим?

Ярослава: Мы, артисты из государственных коллективов, не имеем средств на пиар-менеджера. К тому же, трудно найти профессионала. Когда я обращалась к телеканалам с просьбой проанонсировать свой концерт, мне отказывали – потому что «несолидно», что артистка сама обращается к прессе. Затем я делала по другому – звонила и говорила, что я Лариса, пиар-менеджер Ярославы Руденко… Если бы нашлись такие менеджеры, которые сотрудничали бы с такими коллективами, это было бы очень хорошо.

– Вы стараетесь быть актуальными. Есть ли в вашем репертуаре что-то вроде «Ой подпрыгнул доллар и упала гривна», или что-то о российской агрессии?

Сергей: Мы одни из первых спели послевоенную лемковскую песню «Летит пуля над пулями». Я её не могу слушать, потому что она очень тяжёлая.

Юрий: У каждого коллектива есть своё творческое кредо, и мы старались всегда нести какой-то позитив, потому что негатива в нашей жизни очень много. Иногда нас упрекают за это, но лучше мы на полтора часа, пока играем, дадим людям забыть об этом и улыбнуться.

– Какие у вас планы на ближайшее будущее?

Ярослава: В следующем году мы планируем объездить всю Украину и делать наши сольные концерты – вечера украинской фольклорной песни. Также думаю в ближайшее время сделать фолк-фест, на который бы съехались фольклорные коллективы из всех районов Полтавщины. К сожалению, наши бабушки постепенно уходят в вечность, хотелось бы эти сокровища записать и сохранить.

Поделиться в соцсетях

Twitter