Киев
,

Чтобы поднять зарплаты, нужндо развивать инновационные отрасли и ориентировать образование на рынок труда – эксперты

Киев, 22 марта 2017.

Рецепты для того, чтобы зарплата украинцев постепенно повышалась, – развивать высокотехнологичное производство с высокой добавленной стоимостью, определять приоритетные сферы занятости и под них формировать государственный заказ для образования, воспитывать в людях подход «учиться в течении всей жизни» и сделать гибкой систему образования, модернизировать трудовое законодательство и способствовать диалогу между работодателями и работниками. Такими оказались итоги экспертной дискуссии в Украинском кризисном медиа-центре, организованной в партнёрстве с Институтом социально-экономических исследований.

Какой должна быть заработная плата и как её поднять?

Опросы людей на улице показали, что для украинцев адекватная заработная плата варьируется от 5-6 до 15 тысяч гривен. Молодежь называет большую цифру – от 10 до 15 тысяч. Эти около 300 долларов – гораздо меньше, чем в богатых странах Европы, где средняя заработная плата 1,5-2 тысячи евро (хотя следует учитывать и разницу стоимости проживания). Если взять процентные соотношения, во многих странах стандарт минимальной зарплаты – 60% от средней. По этому расчёту в Украине она должна составлять 4-4,5 тысяч – то есть, все равно больше, чем недавнее повышение до 3200 гривен.

Конкретной цифры, какой должна быть нормальная заработная плата, участники дискуссии не озвучили, однако согласились, что работа в Украине недооценивается. «Последнее десятилетие заработная плата наших людей была недооценена. Украина занимает одно из последних мест по уровню заработной платы даже среди бывших стран СНГ. Реформа минимальной заработной платы вернула нас к европейским стандартам (…), но понятно, что тот уровень минимальной заработной платы, который сегодня есть, не позволять делать накопления», – отметил Виктор Иванкевич, государственный секретарь Министерства социальной политики Украины.

Основные причины – экономические, первая из них – низкая производительность труда. В развитых странах зарплата напрямую зависит от производительности труда – количества времени, необходимого на выработку одной единицы продукции. В Украине она обычно низкая – из-за плохого оснащения и устаревшего оборудования. «Заработные платы должны повышаться не через какие-то нормативно-административные методы, а за счёт экономических факторов. […] Шаг №1 – повысить производительность труда, и это приведёт к повышению заработной платы», – отметила Марианна Онуфрик, руководитель общественных программ Института общественно-экономических исследований.

Во-вторых, в Украине совсем небольшой сегмент экономики производит товары с высокой добавленной стоимостью, поэтому невозможно повысить долю зарплаты в структуре себестоимости продукции. Для сравнения, в Украине она составляет примерно 10%, в Европе – до 50%. Для этого нужно ориентироваться на высокотехнологичное, экспортно-ориентированное производство – например, ИТ, аэрокосмическую индустрию, фармацевтику, автоматизированное сельское хозяйство.

Виктор Иванкевич добавил, что в Минсоцполитики рассматривают возможность ввести в формулу расчёта заработной платы дополнительные показатели – например, с привязкой к эталонной зарплате наиболее квалифицированного работника отрасли. Андрей Кочуков, представитель Совета Всеукраинского объединения профессиональных союзов «Равенство», добавил, что в других странах часто рассчитывают заработную плату как 20-25% от дохода, который работник приносит организации. В Украине с этим могут быть проблемы, так как крупные предприятия часто не показывают свои реальные доходы.

Рецепт от безработицы: гибкость и готовность успевать за изменениями

По состоянию на 1 февраля, пособие по безработице получали 350 тысяч человек – на 15% меньше, чем в 2016 году, то есть, ситуация немного улучшилась. Сейчас безработица в значительной мере связана с нехваткой рабочих мест – на одну вакансию претендует 8 человек, рассказала Марианна Онуфрик. Самый высокий процент незанятых – люди с высшим образованием. Основная причина такой ситуации – несоответствие высшего образования потребностям рынка труда. Это проблема не только Украины, но типичная проблема региона: если в Западной Европе не по специальности работают около 25% населения, в Центральной – около 50%, то в Восточной Европе, включая Украину, – 60%. Дополнительный фактор – очень стремительное развитие науки и техники, быстрый темп изменений в мире, за которым люди, система образования и программы службы занятости не успевают.

Первый необходимый шаг – переходить от «обучения навыкам к обучению как учиться». «В исследовании, которое недавно проводил Всемирный банк, говорится о том, что для работодателей так называемые soft skills,«мягкие навыки» – эмпатия, гибкость, умение работать в коллективе и самостоятельно, приспосабливаться к изменениям – важнее, чем профессиональные навыки», – отметила Елена Иванова, эксперт Программы развития ООН (ПРООН). Образование и курсы переквалификации / повышения квалификации должны ориентироваться на воспитание этой гибкости и предлагать «гибкие» программы, чтобы успевать за темпом изменений. При этом, добавил Андрей Кочуков, о программах повышения квалификации должны заботиться и сами работодатели: это выгодно для них и это мотивирует работников.

Во-вторых, важно, чтобы в государственном заказе для университетов учитывали прогнозы для рынка труда через 5-10 лет. По прогнозу Международной организации труда, в ближайшее десятилетие будет расти спрос на работников низких квалификаций и специалистов передовых высокотехнологичных наук.

Трудовые права: формально защищены, реально – не всегда

По результатам исследования Международной конфедерации профсоюзов, Украина – среди стран, где обеспечение трудовых прав практически отсутствует. Необходимое законодательство в сфере охраны труда вроде бы и есть, иногда с лучшими гарантиями, чем в странах Европы, но часто эти механизмы не работают на практике. Например, чётко прописаны нормы о недопущении дискриминации в трудовой жизни, но на самом деле очень распространена дискриминация по возрасту, случаи, когда молодую женщину не берут на работу, чтобы потом не платить за декретный отпуск, когда на определённые должности хотят именно мужчину / женщину, когда к кандидатам на вакансию выдвигают чрезмерные требования. Те, кто заняты в теневом секторе, фактически лишены защиты трудовых прав.

Одна из причин глубоких проблем – устарелость законодательства. Например, кодекс законов о труде принимали ещё в 1971 году, в совершенно иных реалиях. Ещё не принятый проект Трудового кодекса уже отстает от требований времени: там есть понятие «трудовая книжка» и нет понятий «аутсорс» и «фриланс». Во-вторых, это отсутствие социального диалога – сотрудничества государства, профсоюзов и работодателей, и качественного законодательства, которое способствовало бы такому диалогу. По словам Андрея Кочука, большинство профсоюзов как инструмент защиты прав не эффективны, и профсоюзы, даже те, деятельность которых не декларативная, не имеют никакого реального рычага влияния на работодателя, единственная площадка для социального диалога – «улица и протест».

В Минсоцполитики признают, что изменения нужны. «Мы взяли курс на открытую экономику, и, соответственно, наше трудовое законодательство должно быть согласовано с законодательством ЕС. Там очень много норм, которые помогут и профсоюзам, и работникам, и работодателям», – отметил Виктор Иванкевич.

Из опыта западных стран, механизмы социальной защиты лучше всего работают тогда, когда создают определённые привилегии и для работника, и для работодателя, рассказала Елена Иванова. Например, во Франции фонд поддержки работников с инвалидностью помогает работодателю оборудовать рабочее место под потребности такого работника.

Поделиться в соцсетях

Twitter
Больше новостей по теме