Киев
,

Насколько важны факты, терминология и полнота информации: Кейс Ричбург и Питер Дикинсон о роли СМИ в освещении конфликтов

Киев, 09 июля 2018.

Средства массовой информации оказывают огромное влияние на формирование общественного мнения о текущих событиях, и, нередко, на дальнейшее развитие событий. Поэтому журналисты должны осознавать свою ответственность и тщательно соблюдать профессиональные стандарты при освещении конфликтов. На этом акцентировали Кейс Ричбург, бывший журналист The Washington Post (1990 – 2013), научный сотрудник Института политологии Гарвардского университета, лектор по международному кореспондентству в Университете Принстон (Princeton University), автор книги «За пределами Америки: встреча чернокожего человека с Африкой» и Питер Дикинсон, издатель журналов «Business Ukraine» и «Lviv Today», во время дискуссии в Украинском кризисном медиа-центре.

Кейс Ричбург напомнил примеры из новейшей истории, когда действия журналистов непосредственно способствовали эскалации конфликта (разжигание межнациональной розни во время геноцида в Руанде, текущего конфликта в Мьянме), и противоположный случай, когда СМИ сознательно решили не освещать события, чтобы не обострять ситуацию (беспорядки в Детройте, США, в 1967 году). Он привел также пример, как медиа-сообщество Южной Африки способствовало налаживанию диалога после конфликта, поддержав так называемые «Чаепитие в поддержку мира» («Peace Cafes») и выпуская материалы, в которых приводили рядом ответы представителей сторон-оппонентов на одни и те же вопросы, полученные от них в отдельных интервью. «Среди главного, что могут сделать СМИ во время конфликта – это сбор свидетельств, рассказов очевидцев о том, что происходило. Если речь идет о военных преступлениях – это должно быть задокументировано. И журналисты часто – первые, кто оказывается на месте событий», – отметил Кейс Ричбург.

Основные правила для журналистов в процессе освещения конфликта, отметил он – приоритет личной безопасности, соблюдение баланса между освещением событий и неразглашением информации, которая является военной тайной, выбор максимально взвешенной терминологии, основанной на фактах. Другой важный аспект, особенно в визуальных материалах – конкретизировать место происшествия, чтобы избежать искаженной подачи информации о ситуации в целом (как, например, – когда беспорядки или боевые действия происходят на определенной небольшой территории, в то время как остальная часть города/страны живет мирной жизнью). «Важно постоянно сохранять определенный скепсис и обращать внимание, кто предоставляет вам информацию, можете ли вы проверить, что фото настоящие, через какие-то другие источники, и так далее. В некоторых ситуациях это невероятно трудно сделать, но нельзя мгновенно подхватывать информацию […]. Мы обязаны основываться на правдивых фактах, насколько это возможно, и не вестись на терминологию, которую нам пытается навязать та или другая сторона», – отметил Кейс Ричбург.

Как пример мощного влияния СМИ на общественное мнение, Питер Дикинсон напомнил освещение российскими СМИ Революции достоинства и всех последующих событий. Тогда он работал главным редактором телеканала еврейской общины Jewish News One в Украине. В определенный момент представители еврейской общины в России начали призывать их немедленно выезжать из Украины, чтобы избежать расправы со стороны протестующих-«фашистов». «Мы были здесь, в Киеве, на Майдане в буквальном смысле слова, однако нас уверяли, что мы «не понимаем, что происходит на Майдане», потому что они «знают правду» с российского телевидения. И это не были какие-то недалекие люди – это были уважаемые представители российской еврейской общины. Но они поверили», – вспоминает он. По словам Питера Дикинсона, Украина оказалась в особенно уязвимой ситуации в первую очередь из-за того, что до 2014 года мир о ней почти ничего не знал. «Украина была неким «белым листом», и когда Россия попыталась нарисовать на этом листе свастику – им удалось, так как этому было нечего противопоставить. Россия могла утверждать что угодно, тогда как Украине оставалось говорить, что это неправда. И человеку, который выходит и говорит «Это неправда», всегда верят меньше, чем тому, кто озвучил первое утверждение», – отметил Питер Дикинсон. Вдобавок к нехватке каких-либо знаний об Украине, отмечает он, сыграли роль антиамериканские настроения определенной части западной общественности, которая, соответственно, была более склонна симпатизировать и верить России и нарративам, которые продвигали её СМИ. По мнению Питера Дикинсона, и сейчас ситуация для Украины в мировом информационном поле остается очень шаткой – как может свидетельствовать недавняя ситуация с замечанием от FIFA хорватскому футболисту за слоган «Слава Украине!» на Чемпионате мира и то, как это осветили некоторые мировые СМИ.

По мнению экспертов, мощным инструментом для противодействия пропаганде и фейковым новостям, кроме ответственной работы журналистов, является также повышение медиаграмотности граждан, и во многих странах уже разрабатывают такие программы. «Умение анализировать информацию в Интернете столь же важно, как было когда-то именно умение читать. Иногда люди могут репостить что-то в Твиттере, не просмотрев, надежный ли этот источник, какой там URL, кто люди, которые ставят «лайки» или распространяют это. Если вы видите, что сообщение подхватили какие-то расистские или фашистские сообщества – вряд ли вы захотите присоединиться», – отметил Кейс Ричбург.

«Нам нужно задуматься об обучении граждан уже с раннего возраста, как правильно потреблять информацию, потому что опыт Украины показал нам, что в данном случае речь идет не просто об альтернативной точке зрения, а о военной машине. Конфликт в Украине – яркий пример войны, где информация играет ключевую роль, аналогов которой нет в мировой истории, и это должно быть предостережением для всех. Мы все уязвимы, и Украина сейчас – в ситуации, когда она может помочь всему миру защититься самим, учась на её опыте», – отметил Питер Дикинсон.

Поделиться в соцсетях

Twitter
Больше новостей по теме