Киев
,

Что необходимо знать о Римском статуте: опровержение 9 мифов от правозащитников

Киев, 09 сентября 2019.

Правозащитники выступили с опровержением мифов, которые чаще всего звучат в публичной дискуссии вокруг ратификации Римского статута международного уголовного суда.

«Украина должна ратифицировать Римский статут не только потому, что это требование Соглашения об ассоциации с ЕС: он нужен, прежде всего, самой Украине», – отметила Александра Матвийчук, председатель правления Центра гражданских свобод, на пресс-брифинге в Украинском кризисном медиа-центре.

Украина подписала Римский статут еще в 2000 году. 15 августа Руслан Рябошапка, в то время заместитель председателя Офиса президента Украины, заявлял о намерениях новой власти ратифицировать Римский статут.

Миф 1. «Международный уголовный суд начнет расследование событий в Украине только после ратификации Римского статута».

На самом деле, суд уже начал этот процесс и он продолжится, независимо от того, ратифицирует Украина Римский статут или нет.

«В 2014 и 2015 годах Украина воспользовалась нормами Римского статута, которые позволили ей попросить Международный уголовный суд рассмотреть ситуацию в Украине, не ратифицируя его. Предыдущий состав Верховной Рады и Министерства иностранных дел сами обращались в суд с такой просьбой. Теперь он имеет юрисдикцию для расследования всех возможных ситуаций, возникших в Украине, с начала Евромайдана до сегодня… Сейчас суд осуществляет предварительное изучение ситуации: собирает информацию обо всем, что происходит в Украине, в частности на Донбассе и в Крыму, и оценивает, есть ли потенциальные ситуации для его вмешательства», – объясняет Оксана Покальчук, председатель Amnesty International Украина.

Также суд оценивает, насколько эффективно действует украинская правоохранительная система, привлекают ли национальные суды к ответственности виновных в совершении военных преступлений и преступлений против человечности. Суд вмешивается только в случаях, когда украинская власть ничего не делает для наказания виновных, или неспособна это сделать по объективным причинам.

Миф 2. «Международный уголовный суд будут интересовать даже незначительные нарушения, совершенные во время конфликта»

На самом деле, суд не имеет юрисдикции в отношении мелких преступлений. Он вмешивается только в случае преступлений против человечности, военных преступлений, геноцида и преступлений агрессии. Все они по своей природе являются массовыми и широкомасштабными.

Миф 3. «Суд будет оценивать действия обычных украинских военных»

Это не так, потому что в случаях преступлений, которыми занимается Международный уголовный суд, главными ответственными являются высшее военное руководство, которое отдало преступный приказ. «Это касается всех сторон конфликта, независимо от того, ратифицировали они Римский статут или нет. Достаточно того, что суд получил согласие Украины», – отмечает Оксана Покальчук.

Миф 4. «Российско-украинская война – необъявленная война, поэтому все, что делают украинские военные, юридически незаконно и Международный уголовный суд может наказать их»

«Мы можем назвать войну «АТО» или «Операция объединенных сил», но по определенным критериям, выписанным в международном гуманитарном праве, этот конфликт имеет признаки вооруженного конфликта. Во-вторых, Украина является подписантом устава ООН, и он подтверждает право страны на самозащиту, независимо от того, как она эту самозащиту назовет. В-третьих, возможно открыть ежегодный отчет Офиса прокурора МУС: там уже дана правовая квалификация событий в Украине», – говорит Александра Матвийчук.

Миф 5. «После ратификации Украиной Римского статута, Россия завалит суд сфабрикованными материалами»

«Если Россия захочет это сделать – ей не нужно ждать ратификации: суд уже ведет предварительное изучение ситуации, и РФ уже может подавать любые материалы. Но этап непосредственного расследования суд осуществляет самостоятельно. От количества сфальсифицированных представлений Россия не выиграет, так как суд проводит самостоятельное расследование и самостоятельно собирает доказательства», – комментирует Александра Матвийчук.

Миф 6. «Суд будет произвольно забирать у Украины дела, которые она уже начала расследовать»

Это не так: суд вмешивается только тогда, когда государство не расследует масштабные преступления или не может их расследовать. В случае Украины, украинская власть не может обеспечить расследование преступлений, совершаемых на оккупированных территориях.

Миф 7. «Расследование Международным уголовным судом преступлений, совершенных в Южной Осетии в Грузии, привело к тому, что именно на Грузии – основной груз ответственности»

«Суд в своем решении о начале расследования по событиям в Южной Осетии действительно сконцентрировался на том, достаточно ли Грузия на национальном уровне расследует эти дела. Но, при этом, суд четко указал, что это исследование никоим образом не запрещает Офису прокурора расследовать преступления, совершенные, как считается, российскими военными», – отмечает Дмитрий Коваль, старший юридический советник Democracy Reporting International, преподаватель Национального университета «Киево-Могилянская академия».

Миф 8. «США/Россия/Китай/Израиль не сотрудничают с Международным уголовным судом, потому что не верят в его независимость. Украине стоит сделать так же»

Главное отличие всех этих стран от Украины – в том, что ни одна часть их территории не является оккупированной, говорит Дмитрий Коваль. «Украина ведет защитную войну, поэтому она кардинально в другой ситуации, чем США. История отношений США и Международного уголовного суда очень непростая … Но позиция США не столь радикальная, как ее изображают», – отметил он.

Миф 9. «Если Международный уголовный суд собирается осудить нескольких чиновников РФ (а они не собираются уезжать из страны) –это не играет роли для Украины»

Шанс привлечь этих лиц к ответственности – не единственное преимущество для Украины от расследования, отмечает Дмитрий Коваль: «Международный уголовный суд стимулирует национальную правоохранительную систему эффективно реагировать на возможные военные преступления и преступления против человечности, и это чувствуется в Украине. Каждый раз, когда суд получает представление от правозащитников-документаторы из Украины, он передает информацию обратно в украинские органы следствия и спрашивает, занимаются ли они этими вопросами. Органы следствия часто узнают много нового, потому что люди, которые были свидетелями нарушений, охотнее общаются с правозащитниками и сообщают им больше деталей».

Есть ли гарантия, что суд привлечет к ответственности лично Путина?

«У нас нет никакой 100% гарантии, но эту возможность нельзя не использовать. Путин боится Международного уголовного суда, потому что как только Офис прокурора в своем ежегодном отчете назвал вещи своими именами – что Крым оккупирован, и эта ситуация является международным вооруженным конфликтом – через два дня Россия отозвала свою подпись под Римским статутом», – напомнила Александра Матвийчук.

Поделиться в соцсетях

Twitter
Больше новостей по теме