Киев
,

Перспективы завершения войны на Донбассе и что для этого нужно: основные тезисы с круглого стола

Киев, 21 октября 2019.

Какие риски заложены в «формуле Штайнмайера» и Минском протоколе, какие перспективы урегулирования конфликта на Донбассе, и что для этого нужно и чего нельзя делать Украине? Представители гражданского общества и парламентских фракций выразили свои замечания и рекомендации для власти во время круглого стола в Украинском кризисном медиа-центре.

Среди них следующие:

1) Решать проблему с коммуникацией между властью и украинским обществом, властью и международным сообществом;

2) Рассматривать вопрос Крыма и Донбасса только в одном пакете;

3) Пересмотреть необходимость выполнять Минский протокол, искать альтернативы Минску-2;

4) Избегать термина «Минские соглашения», поскольку он искажает правовую природу документа, подписанного в Минске;

5) Не надеяться на быстрое достижение мира, усиливать обороноспособность страны, увеличивать расходы на оборону;

6) Определить, каким будет переходный период реинтеграции оккупированных территорий;

7) Дифференцировать ответственность для граждан, которые так или иначе сотрудничали с оккупационными властями, в зависимости от тяжести преступлений;

8) Создать координационный центр по вопросам гибридной войны;

9) Начать широкое обсуждение стратегии развития страны;

10) Поддерживать диалог между властью и гражданским обществом.

Народный депутат от «Слуги народа» Александр Качура отметил, что предложения, которые прозвучали во время круглого стола, обсудят на заседании фракции.

Ниже мы собрали для вас главные тезисы участников обсуждения.

Александр Качура, народный депутат Украины, партия «Слуга народа»:

– Мы хотели бы заверить общество, что никакой капитуляции нет. Президент и наша политическая партия действуют исключительно в интересах украинского народа. Мы с вами на одной стороне. Давайте сконцентрируемся на единении, чтобы совместно создать сильную позицию.

– В последнее время власть жестко критикуют, но не предлагают ничего взамен. Мы хотим услышать предложения и сделать выводы, которые могут в дальнейшем быть внедрены Офисом Президента и фракцией в парламенте.

– Мы не будем принимать закон [о Донбассе] без обсуждения с общественностью, он будет написан в украинском парламенте в диалоге с украинским народом.

Ирина Геращенко, народный депутат Украины, cопредседатель фракции «Европейская солидарность»:

– Раньше любые идеи обсуждались в пакете с ключевой частью – вопросами безопасности, к которым относятся соблюдение режима тишины, вывод российских войск и техники и вопрос границы. В этом контексте меня очень смущает, что мы видим обсуждение только политического блока, где ответственность возлагается только на Украину, а Россия выводится из-под какой-либо ответственности – потому что составляющая безопасности не обсуждается.

Перед переговорами Путин всегда устраивал обострения на фронте, чтобы поднять ставки и диктовать свои условия. Подписание «формулы Штайнмайера» накануне переговоров в нормандском формате – это новое Дебальцево, только теперь для нынешнего президента, потому что это серьезно ослабляет позиции Украины и поднимает ставки.

– С Путиным договориться невозможно, поэтому важно не подыгрывать России и действовать с позиции защиты украинского суверенитета и территориальной целостности, не понижая планку требований к России.

– Важно, чтобы представители власти говорили «одним голосом».

– Верховная Рада должна быть вовлечена в этот процесс. Площадкой для сотрудничества может быть Временная специальная комиссия по вопросам реинтеграции, которая уже начинает свою работу.

Инна Совсун, народный депутат Украины, партия «Голос»:

– Чтобы понимать, как урегулировать этот конфликт, мы должны осознавать, почему Путин напал на Украину. Единственная причина российской агрессии – демократизация Украины. Это то, чего Россия боится больше всего. Цель Путина – несуществование демократического суверенного Украинского государства. Идти на переговоры с Путиным, не понимая причин этой агрессии, не имея уверенности, что международные партнеры понимают и поддерживают украинскую позицию – крайне опасно.

– Украине нужно активнее демонстрировать свою субъектность и объяснять миру, какая причина российской агрессии, что Россия является врагом демократии во всем мире, и выстраивать сеть поддержки Украины на международном уровне на основе общих ценностей. Пока неясно, как эта сеть будет выстраиваться. В плане действий Правительства среди целей Министерства иностранных дел противодействие российской агрессии не упоминается.

Роман Бессмертный, экс-представитель Украины в Трехсторонней контактной группе в Минске:

– Нужно перестать думать о том, что мир вот-вот наступит. На повестке дня – разворачивание не только новых международных конфликтов, но, возможно, и глобального конфликта с применением современного оружия. Нам нужно развивать оборонно-промышленный комплекс и реформировать государство, учитывая новые вызовы, чтобы быть готовыми защищать себя и стать составляющей глобальной безопасности. Нам не только нельзя сокращать расходы на оборону, а, наоборот, нужно увеличивать их.

– Внешняя политика должна быть направлена ​​на формирование определенного блока для сдерживания продвижения российской агрессии, вооруженной и информационной, в Центральную Европу и Европу в целом. Для этого необходимы инициативы по формированию системы безопасности стран Междуморья. Это будет субьективизировать Украину и на континенте, и в мире.

– Нужна активизация действий в Париже и Берлине, но не действиями министра иностранных дел. Это должно быть специально уполномоченное президентом лицо для таких переговоров, чтобы, с учетом нынешней ситуации, предложить новую модель, новое содержание для диалога. «Формула Штайнмайера» уже «сброшена с телеги», крутить пластинку вокруг неё нет смысла.

Андрей Юсов, представитель «Движения сопротивления капитуляции»:

– Более половины украинцев против особого статуса ОРЛДО, амнистии боевиков и федерализации. Акции протестов начались потому, что от власти начали звучать месседжи «прекратить войну», «капитуляция уже состоялась» и т.д., и активная часть общества почувствовала опасность для государства и национальных интересов. Это не «технология», это естественная реакция общества. Капитулянтскую риторику следует прекратить и подчеркивать приоритетность блока по безопасности – чтобы украинское общество четко услышало, что сначала должен быть обеспечен контроль на российско-украинской границе, потом все остальные процессы. Тогда градус напряжения спадет.

– Нужно синхронизировать позицию власти: сейчас она не едина. В течение одной недели от различных представителей «Слуги народа» или команды президента могут звучать разные по содержанию и тональности заявления. Это также провоцирует протестные настроения.

– Важно, чтобы ВСК в парламенте стала местом для дискуссии между партией власти, оппозиционными партиями и экспертным и общественным сообществом. Наличие такой площадки будет жестом доброй воли от Офиса Президента.

– Наше требование об отставке руководителя Офиса Президента остается в силе, потому что он своими публичными заявлениями каждый раз возмущает общество и подставляет президента.

Андрей Сенченко, председатель ОО «Сила права»:

– Раньше нас убеждали, что есть выбор между Минскими договоренностями и «войной до последнего солдата». Сейчас говорят, что либо «формула Штайнмайера», или «забор вокруг Донбасса». Но мы еще не использовали всех возможностей в рамках Будапештского меморандума.

– Вопросы Донбасса и Крыма нельзя разделять;

– Нужно дифференцировать ответственность перед законом для людей, которые находятся на оккупированных территориях, в зависимости от тяжести преступлений, которые они совершили. Это четко зафиксирует для людей, которые не совершали преступлений, что они для нас не враги, и это разрушает «забор» непонимания и ненависти, который Россия выстраивает вокруг Крыма и Донбасса. Такие предложения уже есть, но власть прежняя и новая этого вопроса не касалась.

– Выборы в ОРДЛО должны проходить только после переходного периода, когда произойдет возвращение к мирной жизни. Этот переходный период может длиться 3-5 лет. На весь переходный период украинская власть должна взять на себя полную ответственность за восстановление нормальной мирной жизни.

Александр Данилюк, руководитель Центра оборонных реформ:

– Огромной проблемой является использование термина «Минские соглашения». Минских соглашений как международного договора не существует – существует протокол Трехсторонней контактной группы. Это означает, что ни Минск-1, ни Минск-2 не являются обязующими – это бумажка, на которой не стоят подписи даже представителей Франции и Германии. Украина попала в ловушку: даже если Украина выполнит все, что прописано в Минске, Россия все равно никому ничего не должна.

Минский формат себя исчерпал. Этот процесс изначально был нужен исключительно для того, чтобы обеспечить стабильность на линии столкновения и прекращение огня. Этого не произошло, а требования России каждый раз росли. То, что Россия, и, к сожалению, Германия и Франция пытаются извлечь из этого формата – подойти к тому, чтобы снять с России санкции.

– Мы должны говорить не о том, как заставить россиян уйти из Донбасса: даже если мы пойдем на федерализацию, они оттуда не уйдут. Сейчас главная задача – думать о том, что делать, чтобы санкции против России не были сняты и, наоборот, были усилены. Для этого мы сами должны стать примером и не позволять себе никакого бизнеса с Россией. А также – говорить о том, что Россия нарушила свои международные обязательства в рамках Будапештского меморандума, и искать новые форматы переговоров.

– Эта война является гибридной и многомерной, поэтому нужно наладить взаимодействие всех государственных структур для противодействия этим вызовам. Эта платформа должна включать не только представителей власти, но и других групп, которые стоят на позициях защиты государственного суверенитета. Нужно не искать врагов внутри страны, а сосредоточиться на развитии нашей устойчивости.

Аля Шандра, главный редактор EuromaidanPress:

– В поисках способа решить конфликт на Донбассе мы должны понимать, чего хочет наш противник. Это федерализация Украины и закрепление постоянного особого статуса Донбасса. Это цель России в этих переговорах и она от неё не отступится. Мы можем вспомнить судьбу Минска-1 и мирного плана Порошенко – все также начиналось с веры Петра Порошенко в том, что быстрый мир возможен.

– Минск-2 существенно отличается от Минска-1, который, в частности, предусматривал первым шагом то, что зона безопасности устанавливается на российско-украинской границе. В нем уже заложены положения, которые являются капитуляционными для Украины. Когда президент Зеленский говорит о том, что красные линии мы не перешагнем и капитуляции не будет, мы должны понимать, что это противоречит тексту Минска-2. Нет способов выполнить Минск-2 и не капитулировать, поскольку он уже определяет то, что Украина получает контроль над границей после выборов и в Конституции Украины закрепляется особый статус Донбасса, который должен быть согласован с представителями ОРДЛО, и принимается постоянное законодательство по поводу особого статуса.

– Если прослеживать эволюцию планов для решения конфликта на Донбассе, становится очевидным, что именно это и было целью России, которую она получила благодаря военному наступлению и шантажу европейских лидеров угрозой полномасштабной войны в Европе. Поэтому Минск-2 является ловушкой для Украины, выполнить его, не капитулировав, невозможно. Следовательно, настоящей проблемой для Украины является не «формула Штайнмайера», а Минский протокол.

– Украина может продолжать имитацию имплементации Минского протокола, которая происходила последние 5 лет, надеясь, что санкции, привязанные к этому необязательному документа, не снимут. Или мы можем искать путь привязать санкции к факту российской агрессии.

Юрий Гудименко, представитель партии «Демократична сокира», соорганизатор «Движения сопротивления капитуляции»:

– Главное, что мы требуем от власти – определить, где вы видите Украину в будущем: будет ли она в НАТО или в ЕС, будет ли она дружить с Россией. Нужна стратегия.

– Нужно коммуницировать обществу идею о том, что Украина еще долго будет воевать с Россией. У них (Кремля) есть цель – вернуть Украину под свой полный контроль, и они к ней идут разными путями. И они сейчас ближе к достижению своей цели, чем мы к тому, чтобы избавиться от риска  снова оказаться в Российской империи.

Поделиться в соцсетях

Twitter
Больше новостей по теме