До тех пор, пока в мире не будет создано новую систему коллективной безопасности, все будут пытаться заполучить ядерное оружие, и самым весомым аргументом для этого будет история ядерного разоружения Украины – Юрий Костенко

До тех пор, пока в мире не будет создано новую систему коллективной безопасности, все будут пытаться заполучить ядерное оружие, и самым весомым аргументом для этого будет история ядерного разоружения Украины – Юрий Костенко
02 ноября 2015.

Киев, 2 ноября 2015 года – Согласие Украины избавиться от ядерного оружия не помогло сделать мир более безопасным – напротив, история ядерного разоружения Украины стала наглядным доказательством того, что в современном мире соглашения и система коллективной безопасности практически не работают. К такому выводу пришли участники дискуссии на тему «Стал ли мир более безопасным после ядерного разоружения Украины? 21 годовщина присоединения Украины к договору о нераспространении ядерного оружия» в Украинском кризисном медиа-центре.

«Украина была ядерным государством с 1960 года и изготовляла ракетно-космическую технику. У нас был 3-й по мощности ядерный потенциал в мире», – отметил Владимир Толубко, генерал-полковник, доктор технических наук, профессор, народный депутат Украины в 1990-1994 гг. «Главный аргумент, который активно использовали крупнейшие ядерные государства мира и другие – это то, что Украина должна согласиться на ядерное разоружение, чтобы не блокировать мировой процесс уменьшения ядерной угрозы в мире и его стабильности. Этот тезис был ключевым аргументом на дискуссиях разного уровня», отметил Юрий Костенко, руководитель правительственной делегации Украины на переговорах с РФ по вопросам ядерного разоружения (1992-1993 гг.) и автор книги «История ядерного разоружения Украины». По словам господина Костенка, Украина согласилась на ядерное разоружение на слишком невыгодных для себя условиях – в частности, взяв на себя главные финансовые расходы, связанные с разоружением, согласившись передать часть арсенала России, вместо того, чтобы уничтожить его, и ограничилась подписанием Будапештского меморандума, который «не создавал юридических обязательств и не гарантировал военной помощи». Более того, добавил эксперт, прокоммунистические настроения среди большинства украинских политиков того времени – в первую очередь, привычка воспринимать НАТО как врага – привели к тому, что пропозиции США насчет сотрудничества по разоружению и дальнейшего стратегического сотрудничества, которые являлись «как и лучшим путем разоружения, так и гарантией безопасности», были проигнорированы.  «Подобных аналогов лишения государства его самого мощного оружия в мире не было […] В процессе ядерного разоружения Украина оказалась не только «ядерно разоренной» – из этого процесса она вышла третьесортной страной, которая мало кого в мире интересует», – констатировал Юрий Костенко, а Владимир Толубко со своей стороны отметил, что до сих пор «есть вопрос, кто какому государству служит», если такое решение вообще могло быть принято.

Эксперты отметили, что ядерное разоружение Украины фактически не помогло сделать мир более безопасным – сейчас перед мировой общественностью стоит гораздо больше вызовов, чем в начале 90-х: одни только конфликты в Сирии и на востоке Украины создают огромные угрозы. Последний, к тому же, наглядно продемонстрировал, что система коллективной безопасности фактически не работает. «Система ООН – это мечта человечества о лучшем будущем, но эта мечта пока что остается мечтой, так как на самом деле под этой правильной и красивой «крышей» действует сила. Насколько сильно государство – настолько его и уважают. Другой вопрос – в чем состоит эта сила: это сила только военная, или экономическая, или возможность влиять на позицию других стран», – констатировал Владимир Огрызко, экс-министр иностранных дел Украины (2007-2009 гг.). Кроме того, подчеркнул Юрий Костенко, в современных реалиях, когда политика РФ стала совершенно непредсказуемой, а США, несмотря на свое могущество, все же не могут обеспечить порядок во всем мире,  даже членство в НАТО уже не может на 100% гарантировать, что в случае агрессии страны Альянса окажут военную помощь. «До тех пор, пока в мире не будет создана новая концепция безопасности, все будут пытаться заполучить ядерное оружие и, в случае необходимости, применить его. И самым весомым аргументом для этого будет история ядерного разоружения Украины», – подытожил эксперт.

Владимир Огрызко и Юрий Рубан, руководитель департамента по вопросам гуманитарной политики Администрации Президента Украины, директор Национального института стратегических исследований (2005-2010 гг.), подчеркнули, что способность страны защитить себя, как и отношение к ней международных партнеров, напрямую зависят от экономической ситуации. Соответственно, одно из первоочередных заданий Украины – наращивание экономической мощи. Кроме того, отметили эксперты, для повышения обороноспособности Украине стоит начинать с менее масштабных проектов, чем восстановление ядерного потенциала – для начала, как минимум, наладить производство качественного стрелкового оружия, высокоточного оружия и обеспечить действительно профессиональную подготовку бойцов.

Кроме того, подчеркнул Юрий Рубан, «оружие и военная мощь являются всего лишь проекцией политической консолидации и экономической мощи страны. Если мы готовы пройти этот путь – к политической консолидации, к ответственности политиков, к созданию предпосылок для экономического роста, для того, чтобы наше государство научилось аккумулировать ресурс, который дает наша экономика, на определенные проекты – тогда, конечно, [с Украиной] начнут говорить на более серьезные темы». «До тех пор, пока мы здесь, в Украине, не продемонстрируем, что мы хотим перемен, что мы хотим быть цивилизованным государством – все остальные тезисы не имеют смысла, – подчеркнул Владимир Огрызко. – Сейчас в самом деле критический момент. Или мы переступаем границы «пост-совка» и переходим к созданию нормального цивилизованного общества,  или же от нас отворачиваются и говорят «вы свой шанс упустили». Учитывая это, подчеркнул Юрий Рубан, очень важно использовать период затишья на востоке для проведения реформ, которые «ограничат аппетиты правящего класса, для того, чтобы сделать политику, в том числе экономическую, предсказуемой, чтобы найти ресурс для Вооруженных сил, для того, чтобы создать хотя бы минимальные собственные гарантии безопасности».

Поделиться в соцсетях

Twitter